Отец высокой моды Чарльз Фредерик Ворт. Часть 2. The House of Worth.

Ворт (Worth) и Боберг (Bobergh)

В 1858 году Чарльз Фредерик Уорт объединился со шведом, бывшим сотрудником конторы по торговле тканями, Отто Гюставом Бобергом (Otto Gustaf Bobergh) и они основали новую фирму под названием «Ворт и Боберг» (“Worth & Bobergh”) в доме № 7 по Rue de la Paix в Париже. На начальном этапе фирма была небольшой и насчитывала, помимо Ворта, Боберга и Мари, 20 швей (что по современным меркам достаточно много). Мари была главной моделью и даже посещала своих постоянных клиентов в нарядах от мужа для демонстрации новинок модельного ряда.

Чарльз Фредерик Ворт (Charles Frederick Worth).

Чарльз Фредерик Ворт (Charles Frederick Worth).

Первой заказчицей у Worth & Boberg стала Валери Фёйе (Valerie Feuillet), постоянная клиентка Opigez & Chazelle. После ухода Ворта качество в Opigez & Chazelle стало страдать и требовательные заказчики это тут же заметили. Мадам Feuillet не понравилось платье, которое Opigez & Chazelle сшили ей для бала в замке Тюильри (фр. Palais des Tuileries, англ. Tuileries Palace) и она пришла в Worth & Boberg за новым, при чем времени на изготовление у Ворта было в обрез. Насколько же безграничен был восторг мадам Feuillet, когда двое мужчин уложились точно в срок и сшили для нее шикарное бальное платье из лилового шелка, поверх которого был нашит воздушный тюль, усыпанный блёстками и прихваченный пучком вышитых ландышей. В тот вечер наряд мадам Фёйе привлек внимание императрицы Франции Евгении, жены Наполеона Третьего, правившего в то время. Евгения уже слышала имя Уорта и ранее – Opigez & Chazelle поставляли ткани для ее комплекта нижнего белья в 1852 году. Тем не менее, императрица никак не могла поверить, что такое прелестное нежное платье создано мужчиной… Мужчиной, о существовании которого она знала, но так и не заказала для себя платье его руки.

Популярность Ворта продолжала расти. Теперь в его руках была свобода и он мог не прислушиваться к моде, а наоборот, создавать и диктовать ее. Помимо создания эксклюзивных шедевров для самых сливок общества он начинает выпускать сезонные коллекции более простой одежды, которую менее состоятельная клиентура могла заказать в своем размере. Он создавал полный женский гардероб, включая утренние, дневные и вечерние платья, ночные пижамы и костюмы, свадебные платья, наряды для балов и маскарадов и даже сценические костюмы для известных актрис и певиц своего времени. Его творения были безусловно узнаваемы благодаря дизайну (а в нем он частенько применял элементы, заимствованные у прошлых эпох, подсмотренные в Национальной галерее Лондона и Лувре), качеству и безукоризненной посадке. Вскоре, как это всегда бывает, его начали копировать. Копирование подтолкнуло Ворта к еще одному ноу-хау, в котором он вновь оказался первым – он практически создал понятие бренда – стал пришивать именной лейбл на все свои работы.

Королевский кутюрье

Ворт понимал, что для осуществления его планов по глобальному изменению моды ему жизненно необходим покровитель и одновременно постоянный покупатель, с мнением которого невозможно поспорить. Нужно было заручиться любовью и поддержкой правящей элиты, являвшейся модным трендсеттером. В 1859 году он решил попробовать подступиться к княгине Паулине Клементине фон Меттерних (Princess Pauline Cl?mentine von Metternich), жене австрийского посла в Париже князя Клеменса Меттерниха (Klemens Metternich). Это решение в конечном счете и привело Ворта по мощёной дорожке к императрице Евгении и статусу королевского кутюрье.

Княгиня Паулина Меттерних (Princess Pauline Cl?mentine von Metternich) в платье от Чарльза Ворта

Княгиня Паулина Меттерних (Princess Pauline Cl?mentine von Metternich) в платье от Чарльза Ворта

Ключом к завоеванию внимания княгини была верная спутница Чарльза – Мари, которая и отправилась в австрийское посольство для разговора с Паулиной. Главным оружием в руках Мари были лучшие эскизы ее мужа. Восхищенная чувством стиля и высокой художественностью работ Паулина фон Меттерних сразу заказала 2 платья стоимостью по 300 франков каждое и согласилась одеть одно из них на следующий бал в замке Тюильри.

Для бала Ворт сшил восхитительное платье из белого тюля, украшенное серебряными звездами и усыпанное вышитыми вручную маргаритками с розовыми сердечками, заключенными в пучки дикой полевой травы. Цветы были укрыты воздушной тюлевой вуалью. Талию окутывал широкий сатиновый пояс белого цвета. Княгиня также внесла маленькую лепту и от себя – украсила и без того выдающийся наряд бриллиантами. Ворт очень надеялся, что молодая императрица заметит платье княгини и расспросит ее о нём… Его мечтам суждено было сбыться! На следующий день он был приглашен во дворец на встречу с Евгенией, после которой она стала его самым большим поклонником и заказчиком.

К 1864 году Ворт обладал монополией на гардероб императрицы Евгении. Он создавал абсолютно всю одежду для нее, будь то придворное дневное платье, бальное платье, одежда для выездов из дворца. Объём заказов был ошеломляюще высоким – только представьте себе, императрице требовалось по несколько платьев в день с исключением частых повторений.

В то же время Евгения была не единственной клиенткой Ворта — его популярность росла прямо пропорционально публичным выходам императрицы в свет в нарядах его руки. Постоянно растущий объем заказов вынуждал Worth & Bobergh постоянно расширяться. Удовлетворить спрос полностью они смогли только тогда, когда штат швей вырос до одной тысячи двухсот человек. Ворт считался не просто модельером, он в сознании заказчиц был художником и виртуозным стилистом. Перед любым важным светским мероприятием его клиентки приходили к нему за одобрением и корректировкой своих нарядов… И он принимал их всех, доводя образ каждой до неповторимого совершенства.

Императрица Евгения в окружении своих фрейлин. Художник - Franz Xaver Winterhalter, 1855 год. Платья - Чарльз Фредерик Ворт.

Императрица Евгения в окружении своих фрейлин. Художник — Franz Xaver Winterhalter, 1855 год. Платья — Чарльз Фредерик Ворт.

В 1869 году Worth & Bobergh получили дополнительный большой заказ от императрицы – более сотни платьев нужны были Евгении для путешествия в Египет на открытие Суэцкого канала, которое состоялось 17 ноября 1869 года. Этот визит носил статус наивысшей дипломатической важности и Евгения должна была выглядеть безукоризненно, представляя собой все великолепие Франции и превосходство ее имперского режима.

С сильным покровителем в лице императрицы Евгении Чарльз Фредерик Ворт стал одним из самых востребованных и дорогих модельеров в Париже, а его до моды стал эпицентром хорошего вкуса и элегантности. Он наслаждался годами славы расточительно и непринужденно, вкушая все прелести Второй Империи (так историки называют исторический период правления Наполеона Третьего во Франции с 1852 по 1870 годы) и радуясь щедрости Евгении.

В 1871 году Франция потерпела поражение во франко-прусской войне и Наполеон Третий потерял престол, а вслед за сменой правителя и режима (на смену Второй Империи во Францию пришла Третья Республика) и Ворт потерял императорскую аккредитацию, но даже это не остановило рост его популярности.

В послевоенный год Боберг (Bobergh) покинул Wort & Bobergh и Ворт стал единоличным владельцем бизнеса. Многие историки считают именно этот момент официальной датой рождения дома моды Чарльза Фредерика Ворта, хотя, по сути, он уже давно появился на свет, хоть и носил двойное имя.

Ворт сумел осуществить свою мечту и изменить моду. Выше мы уже говорили о том, что он считается основателем Haute Couture и первым модельером, что он первым начал использовать людей как моделей, первым стал маркировать свои изделия стремясь защитить их от копирования, первым стал применять демонстрационную технику продаж, когда Мари появлялась на публике в его новых платьях. Первопроходцем его можно считать и в создании формата дома моды как такового, что органично укладывается в цепочку «первый модельер – первый дом моды». Клиентов у входа встречали вежливые опрятные молодые люди в сюртуках. После того, как состоятельный гость поднимался по величественной главной лестнице, покрытой толстым красным ковром, выстланным экзотическими растениями, он попадал в просторные светлые гостиные. Первая комната была свободно меблирована стульями и стеклянными шкафами-витринами с чёрными и белыми шелками. Вторая комната, называвшаяся радужной, представляла взору посетителей шелка всех возможных цветов и оттенков, а третья знакомила с такими материалами, как вельвет и плюш. Следом за тремя «тканевыми» гостиными располагался непосредственно шоурум, в котором были выставлены последние готовые творения и была огромная зеркальная стена для примерки. Симпатичные молоденькие девушки были готовы облачиться в представленные наряды и представить их потенциальному покупателю во всей красе. Часто Ворт устраивал мини показы своих новых работ – это также было его ноу-хау и он по праву считается изобретателем модных шоу.

Крайняя, самая укромная комната дома моды Чарльза Уорта, называлась Salon de Lumi?res и имитировала интерьеры и обстановку светского мероприятия, чтобы дамы могли ощутить себя в самой гуще событий будучи облаченными в то или иное платье. После такой импровизированной короткой экскурсии в дом моды Ворта мы смело можем назвать его основоположником клиентоориентированных продаж.

Более того, Ворта можно считать изобретателем дистрибуционной цепочки. Еще в 1855 году он начал продавать свои «особо эксклюзивные модели» иностранцам с правом коммерческого распространения в любом месте по их желанию. Именно таким образом наряды Уорта разъехались по всей Европе и к середине 1860-х добрались даже до Америки.

Постепенно от партизанской дистрибуции Ворт перешел к полноценному экспорту и распространению своих серийных коллекций на внутреннем рынке. Розница в том виде, в каком мы знаем ее сегодня, тогда только зарождалась, но 1865 год ознаменован открытием двух крупных универмагов в Париже – Le Printemps и La Samaritaine. Лондон и Нью-Йорк опережали Париж и уже могли похвастать такими крупными магазинами, как Harrods (Лондон), Marble Dry Goods и Cast Iron Palace (Нью-Йорк). Байеры вышеупомянутых универмагов регулярно ездили в Париж и привозили последние новинки моды, которые мгновенно заполняли витрины и копировались местными портными.

Jean-Charles Worth (Жан-Чарльз Ворт). Скан из книги 'A Century of Fashion' 1928 года.

Jean-Charles Worth (Жан-Чарльз Ворт). Скан из книги ‘A Century of Fashion’ 1928 года.

С приходом Третьей Республики времена частного пошива помпезных нарядов постепенно стали уходить в прошлое. Ворт очень скучал по своей покровительнице, бывшей императрице, Евгении. Отсутствие придворной жизни изменило саму природу моды, пышные бальные платья стали никому не нужны, мода становилась обезличенной. Ворт стал все больше времени посвящать торговым операциям. Он сожалел об ушедших традициях императорского двора, тосковал по былой элегантности. Каждый год, в память о том, что она сделала для него, Ворт отправлял изгнанной из страны Евгении большой букет пармских фиалок, перевязанный розовато-лиловой ленточкой со своим именем, вышитым на ленточке золотой нитью.

Чарльз Фредерик Ворт умер 10 марта 1895 года богатым и знаменитым. После его смерти бизнес взяли на себя его сыновья — Гастон-Люсьен (Gaston-Lucien, 1853—1924) и Жан-Филипп (Jean-Philippe,1856—1926).

Гастон-Люсьен и Жан-Филипп Ворт начали работу в семейном доме моды еще при жизни отца, в 1874 году. Гастон-Люсьен помогал в общем управлении и финансах, а Жан-Филипп выступал в качестве ассистента по части моделирования и декорирования изделий. С течением времени отец стал позволять ему выпускать в жизнь вещи собственного сочинения. В 1895 году после смерти Чарльза Ворта Жан-Филипп стал ведущим дизайнером The House of Worth. Он прославился созданием продуманных до мелочей высокохудожественных нарядов с изысканной отделкой и из дорогих материалов, очень похожих на то, что делал его отец. The House of Worth оставался в фаворе у богатой интеллигенции и знати вплоть до конца 19 века. Новый век принес новые веяния, и работы наипопулярнейшего не так давно дома моды сдали позиции на fashion передовой. К 1910 году Жан-Филипп свёл свою творческую работу на нет и выполнял только самые большие и сложные заказы, а общим дизайнерским потоком управлял его племянник Жан-Чарльз Ворт (Jean-Charles Worth), сын Гастона-Люсьена, которого The House of Worth нанял новым ведущим дизайнером. После первой мировой войны Жан-Филипп покинет The House of Worth.

Жан-Чарльз осуществил дизайнерский переход к более простым линиям и силуэтам, свёл к минимуму декоративную отделку. Он сделал вещи The House of Worth более практичными, т.к. во-первых, количество знатных поклонников марки стало уменьшаться, а во-вторых военное и послевоенное время привели к необратимым изменениям в жизни и психологии общества, а также требовали более функциональных вещей. Жан-Чарльз оставил свою должность в 1935 году, уступив место своему племяннику Роджеру Ворту (Roger Worth).

Jacques Worth (Жак Ворт). Скан из книги 'A Century of Fashion' 1928 года.

Jacques Worth (Жак Ворт). Скан из книги ‘A Century of Fashion’ 1928 года.

В 1924 году, когда предприятием управлял уже внук Чарльза Фредерика Жак, модный дом вышел на парфюмерный рынок. Первый аромат под названием Dans La Nuit разработал парфюмер Морис Бланше (Maurice Blanchet). Подготовка к выпуску первого аромата велась с 1920 года, когда была основана компания Les Parfums Worth. Флакон для первого аромата создал Рене Жюль Лалик (Ren? Jules Lalique, 1860-1945), известный французский ювелир и стеклодув. Вскоре подразделение Les Parfums Worth было выделено в отдельную компанию, выпустившая в период с 1924 по 1947 год более 20 ароматов.

Долгое время дом Уорта оставался успешным, но всё чаще сталкивался с ожесточенной конкуренцией. В 1950 году он был поглощён домом Жанны Пакен (Jeanne Paquin, 1869 — 1936). В 1956 году дом Жанны Пакен (вместе с поглощенным домом Ворта) прекратил свою деятельность.

В 1999 году бренд House of Worth был возрождён предпринимателями Дилешем (Dilesh Mehta, http://uk.linkedin.com/pub/dilesh-mehta/13/718/a9b) и Хитешем (Hitesh Mehta, http://uk.linkedin.com/pub/hitesh-mehta/16/33a/116) Мехтами. Нематериальные активы дома были выкуплены у разных семейных и корпоративных потомков и собраны в единое целое. Главным дизайнером нового House of Worth стал Джованни Бедин (Giovanni Bedin, http://www.worthparis.com/thedesigner.asp).

Первая коллекция Haute Couture современного House of Worth была представлена для сезона весна-лето на лондонской неделе моды в сентябре 2010 года. В ней были интерпретированы на современный лад классические эдвардианские корсеты. В 2011 году дом представил свою первую коллекцию прет-а-порте (готовой повседневной одежды).

Возрождённый дом перевыпустил в 2000 году духи Dans la Nuit, а также представил новые ароматы Je Reviens Couture, W Superbe, Joyeause Retour и Courtesan.

После закрытия модного дома Жанны Пакен в 1956 году компанию Les Perfumes Worth приобрела Soci?t? Maurice Blanchet. В 1992 году Les perfumes Worth перешла под контроль Дэвида Реймера и стала частью International Classic Brands, которую в 1999 году приобрёл Lenth?ric, являющийся сейчас частью Shaneel Enterprises Ltd., контролируемой господами Мехтами.