Нэнси Астор (Nancy Astor, Lady Astor). Картина Джона Сингера Сарджента (John Singer Sargent).

Нэнси Астор (Nancy Astor, Lady Astor). Картина Джона Сингера Сарджента (John Singer Sargent).

В серии статей о моде первой декады 20 века нельзя не уделить больше внимания эдвардианской даме, чей модный мир вращался вокруг королевского двора, принадлежавшего в тот переходный период новому правителю (имеется в виду король Эдуард 7, которого мы упоминали во вводном посте о моде первой декады 20 века в Великобритании). Многие британские прекрасные дамы были американками, удачно вышедшими замуж за британскую придворную знать, что и принесло им общественное признание и известность. Вот лишь некоторые из имён таких успешных женщин — леди Рибблсдэйл (Lady Ribblesdale), леди Гранар (Lady Granard), леди Кюнар (Lady Cunard), леди Кюрзон (Lady Curzon (Mary Leiter)), леди Астор (Lady Astor), леди Консуэло (Lady Consuelo).

Были в придворном кругу и фигуры из финансовой сферы и даже торговли, но все они играли в модную игру по правилам, задававшимся королем и его наиболее приближенными соратниками и соратницами.

Мода в своей непередаваемой роскоши входила во все сферы повседневной жизни и была до мелочей формализована. Соответствие наряда обстоятельствам было абсолютным непререкаемым условием. Во время традиционных загородных выездов, являвшихся неотъемлемой частью жизни британской знати начала 20 века, модной уважаемой и уважающей себя даме приходилось менять свой наряд 5-6 раз в день при строгом условии, что ни один элемент образа не будет повторен в течение выходных. Исходя из таких строгих требований попробуем представить себе количество багажа на одну поездку — несколько огромных сундуков с одеждой и не менее внушительных размеров коробки со шляпами были общепринятой нормой, как и служанка, еле справляющаяся с таким модным арсеналом своей хозяйки, модной жрицы…Или модной жертвы, смотря с какой стороны посмотреть. Такая чехарда была обязательным атрибутом жизни модных верхов. Топовые леди носили одежду от разных модельеров, доминировали среди которых, однако, французы, а именно парижане. Американский Vogue тех времен вообще писал о том, что модными являются наряды исключительно от парижских кутюрье Ворта (Worth), Редферна  (Redfern, изначально британская марка, названная по фамилии модельера, но открывшая представительство своего дома моды в Париже) и сестёр Калло (Callot). Подобно, но чуть более широко, считал и Лондон. Слово «Париж» для модного мира тех времен было волшебно-чарующим, гипнотическим.

Callot Soeurs, пришивной ярлычок с платья 1924 г.Callot Soeurs (сёстры Калло) — французский дом моды, основанный в 1895 году в Париже четырьмя дочерями антиквара. Сестры заново ввели в моду вышивку золотом и серебром, напоминающую моду прошлого. Их модели были экспонированы на Первой международной выставке исторического и современного костюма в Таврическом дворце в Санкт-Петербурге в 1902-1903 годах и на многих других выставках начала двадцатого столетия. В 1952 году торговая марка Callot Soeurs прекратила свое существование.

«Парижская модель», «копия парижской модели» и другие подобные фразы звучали и отдавались звонким эхом везде, где хотя бы вскользь упоминалась мода. Лондон, в противовес Парижу, защищал своих талантливых дизайнеров и у него это неплохо получалось — лондонские модельеры первой декады 20 века процветали. Некоторые из них зависели от Парижа и его модных веяний, многие же шли своим путем, создавая уникальные наряды, и постепенно достигли мирового признания. Несмотря на то, что большинство состоятельных англичанок предпочитали покупать себе наряды в Париже, постепенно получила развитие тенденция одеваться исключительно у своих, британских модельеров.

Королева Александра (Queen Alexandra), жена короля Эдуарда Седьмого (Edaward VII)

Королева Александра (Queen Alexandra), жена короля Эдуарда Седьмого (Edaward VII)

Лидером модно-патриотического движения в Великобритании была королева Александра, при чем живой интерес именно к английским модельерам проснулся в ней еще когда она была принцессой уэльской. Британским любимцем королевы был Редферн  (Redfern). Изредка Александра позволяла себе парижский шоппинг, на котором предпочитала Жака Дусе (Jacques Doucet) и Чарльза Уорта (Charles Frederick Worth).

Королева Александра была величественной женщиной, создававшей моду и следовавшей ей всю свою жизнь.

Мода эдвардианской эпохи постепенно обретала все новые и новые черты, выделявшие ее на фоне моды викторианской эпохи. Жесткий не эластичный атлас, плис (плюш),  дамаск (дамастная ткань), твид и другие жёсткие неподатливые материалы ушли в прошлое, уступив дорогу шифону, кружеву, сетчатым тканям, нинону (легкой хлопчатобумажной или шёлковой ткани), мягкому фаю (плотной ткани с мелкими поперечными рябчиками), туссору (вид шёлка), крепдешину, мохеру и кашемиру. Сильные, эмоционально-экспрессивные и мрачно-тёмные цвета были вытеснены изысканностью и нежностью оттенков зелёного горошка и миндаля. Всевозможные оборки, бисер, ленточки и прочие украшения буквально “набросились” на наряды эдвардианской эпохи — они были везде и в достаточно большом количестве.

Инновационный корсет мадам Inez Gaches-Sarraute

Инновационный корсет мадам Inez Gaches-Sarraute

Эдвардианская модная эпоха прославилась еще и выдающимся женским силуэтом, узким и форменным, получавшимся за счет того, что под платьями модные дамы того времени носили корсет… Корсет воздушный и лёгкий, кардинально отличавшийся от традиционных представлений об этом предмете туалета, но все же утягивающий. Знаменитая фигура в форме буквы S получалась у леди благодаря инновационному корсету, представленному в 1900 году француженкой, мадам Inez Gaches-Sarraute, мастером корсета, имеющей медицинскую степень. Мадам Gashes-Sarraute стремилась создать физиологичный корсет, заботясь, как истинный врач, о здоровье женщин. Ее изобретение получило название «здоровый корсет». Суть идеи заключалась в предотвращении чрезмерного давления на грудь и диафрагму, создаваемого традиционным для того времени корсетом, но в сохранении желанной подтянутой формы и осиной талии. Традиционный корсет сидел высоко на груди и имел изогнутую переднюю планшетку, обретавшую неровные, ломанные очертания у хорошо затянутого корсета. Новая конструкция получила ровную планшетку, сидела ниже по груди, за счет чего освобождала ее от избыточного сдавливания, и опускалась ниже на бедра.

Несмотря на идейность изобретения и высокий интерес к нему модные эдвардианские дамы не желали следовать своей природе и затягивали корсет вокруг своих пышных тел очень сильно. Эталоном женской красоты в то время была именно большая грудь и пышные формы с плавными изгибами. Эдвардианская эпоха была последней вехой прошлого с модой на «объемных» женщин. Непомерная сила затягивания корсета приводила к тому, что бюст выпячивался вперед, а бедра, наоборот, резко выступали назад, в итоге тело приобретало форму буквы S, также известную под названием «поза кенгуру».

Идеально модной в начале 20 века считалась фигура с большой, чуть вываливающейся грудью, естественность которой дополнительно сковывалась обильно украшенным рюшами лифом, а если рюши не могли обеспечить достаточной жесткости, то корсаж дополнительно укреплялся «косточками». При недостаточной объемности врожденных форм женщины во имя соответствия эталону прибегали к помощи носовых или шейных платков, набивая ими лиф для придания нужного вида и формы открытой части груди.

Модные дамские шляпы эдвардианской эпохи

Модные дамские шляпы эдвардианской эпохи

Поверх платья обычно одевали легкую блузку или использовали накидку на плечи. Ниспадающий вперед бюст и узкая сильно затянутая талия уравновешивались чарующе-величавыми изгибами нижней части спины и ягодиц, подчеркнутыми юбкой-колоколом — новой формой для моды того времени. Эффект создавался такой, как будто верхняя часть модной дамы была на фут или несколько, в зависимости от силы затяжки корсета, впереди остальных частей тела, а изогнутая спина служила несущей опорой всей «конструкции». Юбка «сидела» плотно по фигуре до низа бедер, после резко расширялась и по длине доходила до самой земли, а зачастую не только доходила, но и имела вдобавок достаточно длинный шлейф, который приходилось поддерживать над землей с помощью различных приспособлений во время уличных прогулок. Так получилось, что «здоровый» корсет изменил лишь внешний вид женщин, не прибавив им здоровья и свободы дыхания.

Общепринятые шаблоны формальной моды с 1900 по 1908 годы изменялась крайне незначительно. В дамском обиходе было огромное разнообразие одежды — сорочки, корсеты, накидки, панталоны, рейтузы, фланелевое белье, поверх которого одевалось еще несколько штук хлопкового и для придания пущей элегантности поверх хлопкового белья одевалось еще шелковое… В попытках сбалансировать выступающий назад низ дамы одевали огромные выступающие вперед шляпы.

Модные шляпы были очень дороги, их цена могла доходить по 50 (пятидесяти) гиней (золотых крайне дорогих монет в Великобритании того времени). Они были украшены перьями страуса или других птиц, цветочными узорами. Обильные природные украшения переходили в бесконечных вариациях от шляпы к шляпе. Шляпы носили всегда, и даже дети модно-знатных родителей посещали детскую площадку исключительно в шляпках. Помимо шляпок излюбленным аксессуаром дам эдвардианской эпохи были боа и накидки из страуса и марабу на теплую погоду и из разнообразных мехов на холодную. Вдобавок ко всему вышеописанному великолепию в солнечную погоду был обязателен зонтик от солнца. Модные леди украшали себя ювелирными изделиями с большим избытком, показывая тем самым свой статус и достаток.

Гинея времён правления короля Георга Второго (George II)Гинея (guinea) — первая золотая монета машинной чеканки в Англии, а затем в Великобритании, выпускавшаяся с 1663 по 1814 годы. Название «гинея (guinea)» никогда не было официальным. Оно досталось монете по той причине, что золото, из которого она производилась, добывалось в Гвинее. Изначально стоимость монеты составляла один фунт стерлингов, который, в свою очередь, был равен 20 шиллингам. Повышение цены на золото меняло стоимость монеты в большую сторону и в некоторые моменты истории он был равен 30 шиллингам за одну гинею.
Первая гинея увидела свет 6 февраля 1663 и была провозглашена официальной валютой Декларацией от 27 марта 1663 года. Один тройский фунт (373,24 г.) гвинейского золота чистоты 11\12 использовался для производства партии из 44 и 1\2 гиней. Каждая партия весила 129,4 гран (1 гран = 0,0648 г., что является средним весом одного ячменного зерна; 129,4 гран = 8,38512 г.).
В 1817 году гинея в качестве основной золотой монеты была заменена золотым совереном.
Сумма в 21 шиллинг до перехода в 1971 году на десятичную денежную систему в стране часто по привычке называлась гинеей и применялась в качестве расчётной единицы.Несмотря на то, что монета уже давно вышла из оборота, в некоторых сферах до сих пор применяется термин «гинея». Он используется для обозначения номинала в 1 фунт и 5 пенсов по новой десятичной денежной системе (21 шиллинг по старой системе) в лошадиных скачках и торговле овцами-баранами.

Сосредоточением изысканности и элегантности эпохи и на многие годы вперед стал женский наряд tea-gown. Русского эквивалента названию нет. Tea-gown это неофициальный, удобный, свободный, для эпохи жестких корсетов достаточно фривольный, наряд, в котором дамы ходили дома и выходили на традиционный английский чай и к семье и близким друзьям. Наиболее состоятельные дамы приобретали такие наряды у своих любимых дизайнеров, дамы с достатком поскромнее в магазинах. Tea gowns, как и все остальные модные наряды и атрибуты, были достаточно дороги — стоимость платьев в коллекциях топовых на то время марок Debenham & Freebody (с 1905 года Debenhams) и Marshall & Snelgrove (марка была поглощена Debenhams в 1919 году) доходила до 15 — 15,5 гиней. Единичные творения модельеров для высших слоев общества стоили в разы дороже. Tea gown в различных вариациях были популярны до начала 1920-х годов, после чего стали постепенно вытесняться коктейльными платьями — символами меняющейся жизни и нового мира.