Начало 20 века в Великобритании принято называть эдвардианской эпохой — по имени короля Эдварда (на русский манер — Эдуарда) VII.

Король Эдуард Седьмой (Edward VII).

Эдуард VII (Edward VII, 9 ноября 1841 — 6 мая 1910) — король Великобритании и Ирландии, император Индии с 22 января 1901 г., австрийский фельдмаршал с 1 мая 1904 года.

Старший сын королевы Виктории и принца-консорта Альберта Саксен-Кобург-Готского. Так как мать его жила долго, вступил на престол в 59-летнем возрасте; до 2008 года (60-летия принца Чарльза) был самым пожилым принцем Уэльским в истории Британии.

Женился 10 марта 1863 года на Александре, принцессе Датской (1 декабря 1844 — 20 ноября 1925), сестре русской императрицы Марии Фёдоровны (Дагмар). От этого брака было шестеро детей.

Имел прозвище дядя Европы (the Uncle of Europe), так как приходился дядей нескольким европейским монархам, царствовавшим в одно время с ним, включая Николая II иВильгельма II.

В течение 20 века мода менялась очень стремительно. То, что когда-то было достоянием привилегированного меньшинства, постепенно становилось всеобщим изобилующим благом. Издавна оберегаемые традиции ручной работы с их медленными, требующими безграничного терпения процессами создания изделия, отчуждавшие долгие годы моду от жаждущих масс, постепенно вытесняются большими мануфактурами и простыми производственными операциями. «Мода» начинает массово сходить с линий бесчисленных фабрик, рабочая сила отрасли насчитывает сотни тысяч человек по всему миру. Модная индустрия становится одной из самых значимых отраслей народного хозяйства. Мода перестает быть «насильственной», она более не диктуется сверху представителями высших слоев общества (а до начала 20 века было именно так – знать определяла моду, после чего она «спускалась» ниже, но все равно была доступна далеко не всем), что, конечно же, получает безграничный позитивный общественный резонанс.

Анни (Энни) Латур (Anny Latour), Короли моды (Kings of Fashion)

Анни (Энни) Латур (Anny Latour), Короли моды (Kings of Fashion)

В поисках причин столь радикальных изменений не стоит проводить аналогий с историческим прошлым. Анни (Энни) Латур (Anny Latour), известный на Западе и в Европе историк моды, в своей книге «Короли моды» (Kings of Fashion) дает моде такое определение: «Мода есть явный внешний признак цивилизации, являющийся неотъемлемой частью развития социума». Эволюция цивилизации в 20 веке идет резко в разрез по сравнению с контекстом прошлых эпох. Стремительный рост в науке, промышленности, технологиях, экономические и социальные изменения привнесли новые взгляды практически на каждый аспект жизнедеятельности, в том числе и на моду, которая всегда являлась отражением жизни и ценностей общества. Именно благодаря столь обширным и радикальным изменениям человеческое сознание сделало шаг навстречу свободе мировоззренческой мысли.

Не претендуя на 100%-ую антропологическую точность можно сказать, что мода зародилась около 1300 года нашей эры, когда люди в западном мире начали отказываться от свободных драпирующихся одеяний-мантий, которые, с минимальными различиями в их внешнем виде, служили одеждой по всему миру, и начали одеваться в приталенную одежду, подчеркивающую фигуру. Такие радикальные изменения несомненно имели высокую историческую важность. Предпочтения в одежде начали стремительно меняться, достижения одних толкали к попыткам что-то улучшить и выделиться других…Никто и никогда не был полностью удовлетворен чьими-то достижениями на модном поприще, что служило вечным двигателем прогресса. Мода «родилась» и без нее уже невозможно было представить дальнейшую жизнь.

С момента своего зарождения и на протяжении достаточно длительного времени понятие «мода» относилось в равной степени к одежде и женщин, и мужчин. В Средние века, во времена Тюдоров и Стюартов и даже на протяжении большей части 18-го века мужчина очень часто выступал в роли горделивого зазнавшегося «павлина», затмевавшего скромную леди своего времени. В более поздние времена, начиная примерно с конца 18-го века, слово «мода» применяется в основном к женской одежде и аксессуарам. В таком «базовом» понимании большинство использует это слово и сегодня, хотя шестидесятые и семидесятые вновь угрожали инверсией между женщинами и мужчинами, предложив в качестве разумного решения моду унисекс.

Неизменной чертой моды до 20 века было ее нисхождение сверху. Сверху не в смысле «с небес», а в смысле «от правящей верхушки общества», являвшейся общепризнанным неоспоримым лидером в создании моды. Нисхождение модных тенденций происходило довольно медленно, мода была «движением меньшинства». Уильям Хэзлитт (William Hazlitt) так писал о моде начала 19 века: «Мода есть странное нагромождение несоответствий и противоречий, симпатий и антипатий. Она существует только благодаря ее поддержке и участию в ней определенного узкого круга лиц, однако стоит подпустить к ней народ и ее суть тут же улетучится».

Вильям Хэзлитт (William Hazlitt), автопортрет, 1802 год.

Уильям Хэзлитт (William Hazlitt, 10 апреля 1778 — 18 сентября 1830) — один из классиков английской эссеистики, активный популяризатор творчества Шекспира.

В молодости увлекался философией. Результатом увлечения стал философский трактат «О принципах человеческих поступков» в 1805 году.

В 1808 г. женился на дочери редактора газеты The Times Саре Стоддарт (Sarah Stoddart). Наиболее плодотворный период в плане творчества — с 1810 по 1825, особенно середина 1810-х.

Истинная суть моды в наши дни заключается в свободе следования ей. Для большинства современников Ульяма Хэзлита таковая свобода была чем из разряда фантастики. Правящая элита 19 века считала, что пусти они моду в массы и она перестанет вообще быть модой, потеряет свою сущность. Около полувека спустя многие известные люди говорили о противоположном, о том, что мода не есть мода, если ей не следует большинство. Сэр Сесил Битон (Cecil Beaton), известный фотограф, портретист, мемуарист, художник так говорил о моде семидесятых: «Мода есть массовый феномен, подпитывающийся индивидуализмом». Действительно, каждый по-своему интерпретирует модные тенденции, у каждого свой неповторимый вкус. Желание индивидуализироваться двигало модельерами, их почитателями и последователями, что в лучшем виде иллюстрировало фразу сэра Битона — «массовая индивидуальность».
Современная мода адресована всем желающим. Сетевые магазины, люксовые бутики, кутюрье, дизайнеры — все рады предложить нам свой взгляд на моду. Люди, жившие до начала 20 века, не могли представить себе такой бодрый «модный марш» даже в самых смелых снах.

Сэсил Битон (Cecil Beaton)Сэр Сэсил Битон (Sir Cecil Walter Hardy Beaton, 14 января 1904 — 18 января 1980) – английский модный фотограф, фотограф портретист, военный фотограф, художник, дизайнер интерьеров, художник по костюмам и сценическим декорациям, обладатель нескольких Оскаров за свои творения в кино и театре.

Сэсил Битон (Cecil Beaton) был официальным фотографом Британской королевской семьи, фотографировал и рисовал для журнала Vogue с 1927 года до конца своих дней.

Кавалер ордена Почётного легиона Франции, Командор ордена Британской империи (CBE).

В начале 20 века не было даже поверхностных намеков на какие-либо изменения в системе моды для избранных. Никогда еще мода в своей привилегированной классовой сути не была в таком расцвете. Во Франции первое десятилетие 20 века называлось Прекрасной Эпохой (La Belle Epoque) — такое «имя» было дано не случайно, оно послужило своеобразной данью моде, процветавшей в те времена экстравагантностью шелков и атласов, декоративных лент и кружев, цветов, перьев и драгоценностей, превращавших Париж в Мекку модного мира. Америка, тесно связанная с Европой со времен колонизации, не отставала от Парижа. Наиболее состоятельные модники ездили в Париж на личные встречи с модельерами, остальные довольствовались покупкой копий, сделанных местными портными по оригинальным образцам, привезенным из модной столицы.

Состоятельные модные дамы, 1903 год

Состоятельные модные дамы, 1903 год

В Великобритании беспутные 90-е 19 века (1890-е годы) сменились празднеством и богатством Эдвардианской эпохи. Сверкающее, почти что театральное очарование было основным признаком первой декады 20 века, а в качестве наиболее подходящего символа такого шарма выступала модная дама. Исторический контекст повествования требует повториться и упомянуть еще раз, что мода в те времена была сосредоточена в руках правящих сословий и была первым признаком социальной принадлежности. Туалет модной и обеспеченной эдвардианской дамы был продуман до мельчайших деталей — огромные широкие шляпы, обильно украшенные перьями или искусственными цветами, шуршащие юбки-колокола, подметающие землю, головокружительное нагромождение ленточек, кружева, вышивки, оборок, бисера, драгоценностей — невероятное количество взаимодополняющих элементов создавало неповторимый образ.

Шик эдвардианской эпохи начал постепенно угасать в 1908 году, оставляя за собой незыблемый след в лице эдвардианской дамы. О безумной роскоши и счастливом модном безрассудстве забудут окончательно уже к 1910, а смерть короля Эдуарда 7 окончательно превратит эдвардианскую даму в анахронизм.